на главную контакты карта сайта
ЛихоЛесье
 ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ГРУППЫ ЛИХОЛЕСЬЕ
 
 
        ГЛАВНАЯАФИШАНОВОСТИАЛЬБОМЫПРОЕКТЫВИДЕОПРЕСС-РЕЛИЗФОТОСТАТЬИТЕКСТЫССЫЛКИЛИЧНОСТИКОНТАКТЫ

АФИША

все концерты
30.06.2017
Фестиваль Платформа. https://vk.com/platformafest

28.06.2017
г.Москва. Акустика ко дню рождения. Тургеневка Live, Бобров пер. д 6 стр 1. Сбор гостей в 19-30

02.04.2017
г.Москва. Китайский лётчик Джао Да, Лубянский пр., 25с1 (м. Китай-город). Начало в 20-00. Вход 400 р.На концерте состоится презентация двух новых синглов при участии Полины Гольник, Павла Фахртдинова, Тимофея Яровикова!

06.03.2017
г.Воронеж. Книжный клуб "Петровский" (ТЦ Петровский пассаж, 1 этаж). Начало в 19-30.

05.03.2017
г.Липецк. Художественный музей имени В.С.Сорокина (ул. Ленина, 2). Начало в 18-00. Вход 300 р.

04.03.2017
г.Белгород. Выставочный зал "Родина", пр. Б.Хмельницкого, 71. Начало в 19-00. Вход 400 р., предпродажа 350 р.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 339 340 341 342 343 344 345 346 347 348 349 350 351 352 353 354 355 356 357 358 359 360 361 362 363 364 365 366 367 368 369 370 371 372 373 374 375 376 377 378 379 380 381 382 383 384 385 386 387 388 389 390 391 392 393 394 395 396 397 398 399 400 401 402 403 404 405 406 407 408 409 410 411 412 413 414 415 416 417 418 419 420 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 431 432 433 434 435 436 437 438 439 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 451 452 453 454 455
embed src=embed src=
рок музыка
Лихолесье»Русский рок www.liholesie.ru  

Русский рок

Истоки. Появление советской рок-музыки началось с заимствования готовых западных форм, так как в конце 60-х гг. в Великобритании и США рок уже существовал как сложившийся жанр со своими канонами, эстетикой, традициями и мифологией. Творчество пионеров жанра («Рубиновая атака», «Ветры перемен», «Соколы», «Второе дыхание») – воспроизведение произведений западных исполнителей, а также собственных текстов, которые по большей части были фонетической имитацией английской речи. Существовало стойкое предубеждение против пения по-русски, как среди авторов, так и среди аудитории. Например, ленинградскую группу «Кочевники», попытавшуюся петь по-русски, несколько раз освистывали, едва не прогоняя со сцены, и вообще считали второсортной.
Московская школа. Первые серьезные опыты пения по-русски относятся к середине 70-х гг., и представляют собой синтез заимствованных музыкальных и поэтических форм и национальной поэтической традиции.
Первые авторы, создавшие тексты на родном языке: Андрей Макаревич («Машина времени»), Константин Никольский, Алексей Романов («Воскресение»). Специфическая черта этих текстов – эскапистская установка, герметичность поэтического мира, который сводит к минимуму соприкосновение с жизненными реалиями. Сильное влияние на них оказала лирическая струя в бардовской традиции (Окуджава, Визбор, Никитины, Клячкин, Егоров и др.), ставшая колыбелью русской рок-поэзии. Позже данная связь проявилась в творчестве многих рок-поэтов, в первую очередь у Башлачева и Шевчука. Показательным стал юбилейный вечер Б. Окуджавы в 1992 г., в котором приняли участия те поэты, которые сознавали себя «духовными детьми» бардов (Макаревич, Шевчук).
Но как только текст оказывается в центре внимания, начинается упрощение музыкальной формы, подчинение ее тексту. Музыкальная форма остается балладно-романсовой. У «рок-бардов», по сравнению с такими группами, как «Сокол», «Рубиновая атака», резко падает сложность музыкальной формы, меняются ориентиры – классика западного арт-рока (Led Zeppelin, Deep Purple и др.) перестает быть образцом.

Ленинградская школа. Качественно новые изменения связаны с появлением Майка Науменко и «Аквариума» Б. Г. В символике названия «Аквариум» отражена суть того периода, смысл, цель и пафос субкультуры – создание своего мира, отделенного от окружающего невидимой, но непереходимой гранью.
Установка на «герметичность» способствовала появлению новой формы бытования рок-музыки – как замкнутой субкультуры, существующей в себе и для себя. Сами создатели субкультуры не думали о себе как о музыкантах в первую очередь. Главным было общение, система представлений (общий круг чтения, интересов, музыкальных пристрастий, т.е. мифология), стиль жизни, нравы и быт тусовки. Субкультура была «домашней игрой», и до тех пор, пока она была частным делом, происходившим на квартирах и кухнях, в узком кругу своих, против нее не было репрессий.
Ранние тексты «Аквариума» и Майка Науменко – совершенно особый мир, который выделяется многообразием и специфическим колоритом. Это совсем иной пласт культурных аллюзий, другой ассоциативный ряд.
Герой текстов – живой образ человека субкультуры, который слушает Хендрикса, пьет кофе в «Сайгоне», играет на гитаре и т.д. Темы поэзии – его жизнь, его любимая, друзья, общение с ними, времяпрепровождение; любимые места – квартиры, дачи, «Сайгон», ленинградские мансарды («Будь для меня как банка», «Песня для нового быта» Гребенщикова, «Блюз простого человека», «Сладкая N», «Пригородный блюз» Майка). Через западную культуру в тексты приходят разные диковинные верования – с начала 80-х гг. растафарианство («Синий альбом» «Аквариума», «Натти Дрэда» Майка), экзотические формы религий и суеверия, поданные в иронической трактовке («Гуру из Бобруйска» Майка), индуизм и буддизм («Хвала Шри Кришне» Гребенщикова). Западный миф начинает трансформироваться, адаптироваться к советским условиям жизни.
Новаторство в области поэтической формы выразилось в следующем: воздействие английских паттернов, иногда – прямое копирование; развитие силлабической формы стихосложения; разрушение симметричной квадратной формы, структуры «куплет – припев»; появление альтернативных форм – в первую очередь блюзовых структур; речитативность, обилие мелодизированной интонации вместо пения как такового; словарь, основанный на принципе смешения (слэнг, варваризмы, литературно-рафинированный пласт поэтической речи, экзотизмы, заумь, окказионализмы в духе авангардистской поэзии, ненормативная лексика, разговорная речь).
С начала 80-х гг. начинается стремительная экспансия рока по всему Союзу. Песни «Аквариума», «Зоопарка» расходятся на кассетах, многократно переписываются, передаются из рук в руки. Позже появляется рок-самиздат: рок-пресса, печатающаяся на машинках, с любительскими фото.

Виктор Цой. К началу 80-х гг. рок распространяется в Свердловске, Новосибирске, Архангельске, Омске и других городах. Быстрое расширение географической и социальной базы влечет за собой расширение поэтического универсума рок-поэзии за счет вливания в него новых потоков.
Рок замечен средствами массовой информации. Появляются первые статьи (Валерий Кичин «Литературная газета»). Настрой прессы негативен, но это была полемика с идейным противником, заслуживающем серьезного отношения. Начинаются репрессии: скандальный фестиваль «Тбилиси-80», милиция на рок-концертах, списки запрещенных групп, и т.д. Начинается расслоение внутри субкультуры, проведение первых внутренних демаркационных линий (на фестивале «Тбилиси-80» «Аквариум» и «Машина времени» оказываются оппонентами).
К концу 70-х гг. нарастает ощущение собственной недостаточности, ущербности в силу своей изолированности и маргинальности, чувство обреченности. Так, «Электрический пес» Гребенщикова – трагический автопортрет субкультуры, страдающей клаустрофобией и дефицитом новых идей. Наступает момент перехода из субкультуры в контркультуру. Фигурой, символизирующей этот переход, стал Виктор Цой.
В текстах Цоя вместо мифа, истоки которого теперь уже забыты, остается только практика субкультуры – портвейн, блуждание по улице, походы в гости к друзьям, сидение на кухне до утра («Пачка сигарет», «Просто хочешь ты знать», «Последний герой»). Изменяется образ героя – это уже не «инженер на сотню рублей», не студент и не «лишний человек» – интеллектуал-расстрига, как у Гребенщикова или Майка Науменко. У Цоя это не то молодой рабочий, не то студент техникума или пэтэушник. Соответственная трансформация происходит и с образом возлюбленной – меняются и ее возраст, и социальное положение. Наблюдается примитивизация образа героя. Появление злобности, агрессивности, педалирование темы войны, причем войны всех против всех, битвы без цели и смысла, сигнализирует складывание нового канона, близкого к контркультурной модели («Бездельник», «Мои друзья», «Мама анархия» и др.).

Сибирская школа. Почвенничество. Важное открытие, которое принесла в рок-культуру провинция – появление в текстах деревенского фольклора, обращение к народной устнопоэтической традиции.
Почвенническая тематика и почвенническая мифология возникают в сибирском роке («Калинов мост», «Гражданская Оборона», Янка Дягилева). Культура маленького города – «славянофильская»; она противопоставлена столицам, где тон задают «западники». Истоки «почвеннического» направления – в исторических особенностях, которые отличали жизнь и быт Сибири, где всегда была активная деревня, свободная от барина. А смешение рас и народностей приводит к возникновению некоего культурного континуума, смешению русских и местных культурных моделей.
Так, в синтезе, который представляет собой творчество Д.Ревякина («Калинов мост»), якутские, татарские или башкирские мотивы, казацкий фольклор, предания Забайкалья играют не меньшую роль, чем исконно русское начало. Здесь можно обнаружить апелляцию к языческой Руси, часто минуя православный миф, смешение шаманизма («Последняя охота»), славянского язычества («Даждо»), православия («Образа»), восточных религий («Имя назвать»). Но в отличие от Майка или БГ для Ревякина восточные религиозные системы – это не экзотика, а близкая и знакомая реальность, верования соседей.

Свердловская школа. На Урале, который всегда был индустриальной зоной, побеждает «западническая» ориентация. «Крестные отцы» уральского рока (Пантыкин, Кормильцев) были безусловными западниками, а Кормильцев непосредственно соприкоснулся с ленинградской субкультурой, когда учился несколько лет в Ленинградском политехническом.
Провинциальные рок-барды возвращаются к авторской песне, но на этот раз – к социальной ангажированности и сатире Галича и Высоцкого («Слет российских городов» Башлачева, альбом Шевчука «Периферия»). Для них характерно внимание и критическое отношение к внешнему миру (Кормильцев «Взгляд с экрана», «Рвать ткань», «Мясники»). Противником избирают не официальную версию брежневского общества, а реальную практику, убожество и мрак повседневного существования.

«Героические восьмидесятые». Однако с началом перестройки объект критики меняется – возникшая контркультура ополчается против режима. Мощный рост приводит к выходу ее из подполья. Фестиваль в Подольске (август 1987 г.), который часто называют «советским Вудстоком», стал чем-то вроде смотра сил. Акция выделялась массовостью, репрезентативностью (участники из разных городов СССР, все значительные группы), ее уже не смогли запретить.
В Ленинграде, а потом в Свердловске, Москве и других городах создаются рок-клубы (в 1987-1988 гг. около 50), тиражируются магнитоальбомы и виниловые пластинки, проходят концерты, фестивали. Все более важную роль в распространении рок-культуры начинают играть масс-медиа – пресса, радио, ТВ. Рок, получив доступ к масс-медиа, превращается в контркультуру, в «песни борьбы и протеста». Происходит разделение рок-музыки на фракции, лагеря (рокеры, панки, металлисты и т.д.).
Так, основной отличительной чертой контркультуры оказывается ангажированность. Осознание рока как контркультуры произошло в результате возникновения «вторичной мифологии», которая оказала ретроактивное воздействие на бывшую субкультуру. В итоге часть рок-музыкантов уверовала в то, что борьба с социальными институтами является их предназначением. Возникают открыто ангажированные группы – «Телевизор», «Алиби». Множество других групп с совершенно иной эстетической платформой также отдает дань этим настроениям: «Кино» («Мы ждем перемен»), «Аквариум» («Поезд в огне»), «Nautilus Pompilius» («Скованные»), «ДДТ» (альбом «Время»), «Алиса» «Тоталитарный рэп», «Новая кровь»).
Если в субкультуре господствует стихия игры, то в контркультуре – стихия митинга. Если субкультуру отличает эскапистская позиция, то контркультура агрессивна, она борется до победного конца. Возникает образ врага. Отношение к врагу и способы борьбы с ним варьируются – это агрессия («Твой папа – фашист» Борзыкина, «Гопники» Майка), сатира («Мальчики-мажоры» Шевчука, «Тоталитарный рэп» Кинчева), ирония, пародия («Иван Ильич» группы «Окно»), и, наконец, «Мой брат Каин» Кормильцева отражает непростую диалектику гражданской войны – «враг-брат», смесь враждебности и сострадания:
мой брат Каин он все же мне брат
каким бы он ни был – брат мой Каин
он вернулся домой – я открыл ему дверь
потому что он болен и неприкаян
Складывается новая эстетическая платформа, вырабатываются новые эстетические категории:
- сильное влияние революционной поэзии начала века (Маяковский, Бедный): революционная риторика, агитки, плакатный схематизм, антитеза, контраст как частый прием (мы – они), отсутствие полутонов.
- возрастает роль афористичной фразы как несущей балки рок-текста. В текстах той поры появляется большая часть афоризмов, которые прочно вошли в наш обиход (часто и журналисты, использующие их в своих заголовках, не помнят источника – кто «сковал» «скованных одной цепью»);
- советская песня, с одной стороны, становится объектом пародии, с другой, там, где рок не разрушает, не критикует, не клеймит, а утверждает слышны интонации революционных песен 20-х гг. («Все в наших руках» Кинчева);
- революционная символика (красное, черное) приходит на смену символике эзотерической;
- в исполнении все большую роль начинают играть пластика, мимика, театральный перформанс.
Группы, бывшие ранее на периферии рок-движения, не сумевшие обрести популярность («АВИА», «Звуки Му»), начинают уделять основное внимание не тексту и не музыке, а жесту, пластике, шоу, что объясняется установкой на показ по телевидению и работой на большую аудиторию. На них делается основной акцент средствами массовой информации и иностранными продюсерами.
Данный период, который с легкой руки журналистов часто называют «героическими восьмидесятыми», длился недолго и носил скорее деструктивный, нежели созидательный характер. Колоссальная волна деструктивной энергии, не найдя себе должного применения, всю свою разрушительную силу обратила против самих поэтов. На рубеже 80 - 90-х гг. происходит серия самоубийств и странных смертей, то ли нелепо случайных, то ли закономерных (Башлачев, Цой, Майк, Чумичкин и др.), у многих начинается период длительной депрессии, молчания. Распускается «Наутилус», после американского эксперимента Гребенщикова на некоторое время исчезает «Аквариум», тяжелый внутренний кризис в начале 90-х гг. переживает Кинчев («Алиса» записывает свой самый трагический и мрачный альбом «Черная метка», посвященный погибшему гитаристу группы Игорю Чумичкину). Депрессия и застой усугубляются тем, что рок перестает быть единственной формой молодежной культуры – именно на начало 90-х гг. приходится появление дискотечной культуры, поп-музыки. Та публика, которая слушала в Лужниках Цоя и «Наутилус» теперь с не меньшим удовольствием танцует под «Ласковый май».
Расширяется взаимодействие рока с другими формами культуры. Это театр (карьера Мамонова как драматического актера началась именно в это время); литература (общение Гребенщикова с Вознесенским, Евтушенко, Ерофеевым, рок-поэты начинают издавать книги (роман Гребенщикова «Дело мастера Бо», книга стихов Кормильцева, мемуары Макаревича); живопись (рисунки Бутусова, иллюстрирующие издание кормильцевских стихов, персональная выставка Макаревича, творческий альянс рок-поэтов и «митьков»); кинематограф: художественные («Асса», «Взломщик», «Игла», «Черная роза – эмблема печали...» и др.) и документальные («Рок вокруг Кремля», «Серп и гитара», «Легко ли быть молодым?», «Рок» и др.) фильмы о советском роке.
Тексты также переживают заметную трансформацию. У многих новых поэтов снижается роль вербального компонента, возникают даже группы («Ногу свело», «Два самолета») поющие не по-русски, но на некоем фантастическом языке. Поэты старшего поколения начинают создавать тексты, более напоминающие литературную, письменную поэзию по глубине содержания и смыслового наполнения, сложности, метафоричности: цикл текстов «Чужая земля» Бутусова и Кормильцева, тексты, составившие альбом ДДТ «Актриса Весна», или «Для тех, кто свалился с Луны» Кинчева. Для этих поэтов и некоторых молодых, таких, как Александр Васильев («Сплин») важным является ощущение уже созданной традиции, которую они продолжают и к которой появляется отношение вполне постмодернистское – ироническое переосмысление, пародия, пастиш (тексты Гребенщикова, объединенные в альбомах «Кострома, Mon Amour», «Навигатор», «Снежный лев»).

Современный этап. Русский рок стал переходить в интерактивное «существование». Выпускаются многочисленные диски, дающие полное представление о той или иной группе. На них пользователь может найти не только все (или почти все) песни группы, но и многое другое – фотографии, видеофрагменты, статьи, интервью. Так, на диске «Виртуалия ДДТ» есть даже пара анекдотов и т.д.
Черты:
- постмодернистский характер (смешение (часто хаотическое) вне иерархии множества тем, мотивов, стилей и ассоциативно возникающих культурно-художественных подтекстов, почерпнутых из существующего потока информации и адаптированных к современности);
- неомифологизм (авторы оперируют известными мифологическими темами, мотивами и антиномиями: мифологемы жизни и смерти, вечности и времени, света и тьмы, холода и тепла, Бога и Сатаны, ветра, воды, звезд и др);
- универсализм (христианские темы и мотивы поддаются идентификации, языческие же универсальны, архетипичны);
- фантасмагоричность (фантасмагория бреда («Мертвый город. Рождество» «ДДТ», «Мусорный ветер» «Крематорий»);
- неоромантизм (пафос вечного обновления и категорического противостояния «вселенской пошлости»);
- циклизация (в рок-альбомах актуализируются универсальные циклообразующие связи: заглавие, композиция, пространственно-временной континуум, изотопия);
- вариативность (устное (исполнение: живой концерт, видеозапись, аудиозапись) и письменное (публикация) бытования текста).
Интересным является вопрос, связанный с формированием представителями рок-культуры определённых ценностных ориентаций у своей аудитории. Многие из поколения старых рокеров задумались о судьбе своих последователей, и пришли к выводу о необходимости возрождения духовных основ православия (Кинчев «Мы – православные!» и др.; деятельность Шевчука, Мамонова, совместные концерты рок-музыкантов и представителей русской православной церкви (А. Кураев и др.). Альтернативой этому пути является позиция, нацеленная на приятие разнообразных ценностей, без каких бы то ни было ограничений (православные аллюзии, неоднократно появляющиеся в песнях Б.Г., лишь расширяют его ценностный пантеон).


По материалам исследований:
1. Кормильцев И., Сурова О. Рок-поэзия в русской культуре: возникновение, бытование, эволюция // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 1998.
2. Лексина А.В. Ценности русского рока // Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб. науч. тр. – Екатеринбург; Тверь, 2008. – Вып. 10. – С. 109-113.


Анна Шемахова



 
Сайт работает на Rocket-CMS
При использовании материалов сайта ссылка на www.liholesie.ru обязательна.
© 2000 - 2010 ЛихоЛесье
      Rambler's Top100